Экономическая социология, 2019 (2) http://ecsoc.hse.ru ru-ru Copyright 2019 Sun, 31 Mar 2019 14:32:49 +0300 Вступительное слово главного редактора (В. В. Радаев) https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257809798.html Личные доходы супругов в структуре бюджетов российских семей в 1990–2010-е гг. https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257809824.html В статье представлена динамика структуры бюджетов российских домохозяйств, отличающихся соотношением вкладов личных доходов супругов и надындивидуальных доходов. Экономические отношения в супружеских домохозяйствах рассматриваются в макроэкономическом и социальном контексте 1990–2010-х гг. Расчёты, выполненные на данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (2004–2016 гг.), показывают, что за это время до 82–83% увеличивается доля супружеских домохозяйств «с двумя доходами»; сокращаются масштабы единоличного финансового лидерства в семье как мужчин, так и женщин, но за счёт увеличения численности женщин, сочетающих занятость с получением пенсий, растёт доля семей, в которых из двух личных доходов выше доходы женщины. Макроэкономические условия отражаются на уровне бюджетов семей. Наихудшая ситуация была в 1996 г., который в публичных дискурсах не определяется как кризисный: только в 45% семей доход был у обоих супругов. Похожую, но менее острую ситуацию наблюдаем в 1998 г.: среди супружеских домохозяйств два личных дохода были у 55% семей. Снижения реальных доходов населения в 2008–2010 и 2014–2016 гг., обозначаемых как кризисные, на микроуровне практически не отразились на численности семей с разными типами бюджетов. Наличие в семейном бюджете только одного личного дохода существенно увеличивает риски бедности: при единоличном финансовом лидерстве мужчин бедных семей 45–50%, при финансовом лидерстве женщин — около 70%. Система трансфертов слабо страхует семьи, в которых только женщина вносит вклад в семейный бюджет. Реализация достижительных мотивов мужчин и женщин на рынках труда разных стран мира https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257809931.html Целью статьи является выявление межстрановых и гендерных различий в распространённости и реализации трёх достижительных мотивов в сфере труда — высокого заработка, карьерного роста и интересной работы. Достижительная мотивация улучшает качество трудовой деятельности, а значит, способствует благосостоянию работника и экономическому росту страны. В предыдущих исследованиях показано, что мужчинам больше присущи достижительные мотивы труда и реализуют они их успешнее, нежели женщины. При этом ожидается, что в странах с культурой индивидуализма, высокими уровнями гендерного равенства и ВВП женщины будут проявлять больший интерес к работе, а следовательно, и к достижительным мотивам в сфере труда. В работе мы проверяем эту гипотезу. Эмпирической основой исследования служит волна Международной программы социальных исследований (International Social Survey Program — ISSP) за 2015 г. В выборку вошли респонденты, работающие по найму. Многоуровневый логистический регрессионный анализ показал, что мотивы высокого заработка и карьерного роста важнее для мужчин, тогда как мотив интересной работы — для женщин. Однако если интересная работа предпочтительна для женщин практически во всех странах, то более высокая ценность мотивов дохода и карьеры для мужчин наблюдается только в части стран. При этом мотивы высокого дохода и хорошей карьеры мужчины реализуют успешнее женщин, а по реализации мотива интересной работы различий между мужчинами и женщинами обнаружено не было. Вопреки первоначальной гипотезе, гендерный разрыв как по важности ценностей высокого дохода и карьерного роста, так и по успешности их реализации на практике в странах с культурой индивидуализма, с высоким ВВП на душу населения и уровнем гендерного равенства оказался выше, чем в странах с противоположными характеристиками. Таким образом, культура индивидуализма, более высокие показатели экономического развития и гендерное равенство не ведут к схожести достижительных мотивов мужчин и женщин и выравниванию их возможностей на рынке труда. Купленное время. Отсроченный кризис демократического капитализма https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257809944.html Выдающийся немецкий экономический социолог Вольфганг Штрик анализирует истоки последних кризисов — финансового, налогового и экономического, рассматривая их как часть длительной неолиберальной трансформации послевоенного капитализма, начавшейся в 1970-х гг. Обращаясь к выдвинутым в то время теориям кризиса, он рассматривает последующие противоречия и конфликты между государствами, правительствами, избирателями и капиталистическими интересами — процесс, в ходе которого основное внимание в европейской системе государств сместилось с налогообложения через долг к бюджетной «консолидации». Исследование заканчивается обзором перспектив восстановления социальной и экономической стабильности. Журнал «Экономическая социология» публикует выдержки из первой главы книги «От кризиса легитимации к фискальному кризису», в которой представлен краткий обзор взаимосвязей между финансовым кризисом, кризисом налоговой системы и кризисом роста. Автор разбирается с вопросом, почему хитросплетение этих взаимосвязей до сих пор является непосильной загадкой как для любого кризисного менеджмента, так и для политиков. Также автор пытается понять, почему теории 1970-х гг., заявлявшие о надвигающемся «кризисе легитимации» «позднего капитализма», оказались не в силах предвидеть тех социальных трендов, которые в последующие десятилетия опровергли все высказанные в этих теориях предположения. Кому и зачем было нужно гарантирование банковских вкладов? https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257809998.html Цель статьи состоит в том, чтобы проанализировать обстоятельства, предшествовавшие появлению в России гарантирования банковских вкладов (2003 г.). Это поможет понять последующие особенности и результаты действия данного института. Автор сопоставляет имеющиеся статистические данные с другими доступными сведениями различного характера. Формальное гарантирование вкладов возникло в странах с развитой рыночной экономикой и финансовой системой и в отсутствие банков с государственным участием. В России продвижением данного института занялась в 1993 г. небольшая группа политиков и специалистов, тогда как непосредственные участники экономических отношений (крупные банки, привлекшие основной объём депозитов, и их вкладчики) предъявляли слабый спрос на право в данной сфере. Преимущества эксплицитной системы защиты вкладов были неочевидны в российских условиях, когда основная масса частных вкладов находится в банке с государственным участием. Материальные условия для гарантий по вкладам в тот период ещё не созрели: финансовые возможности государства были слабыми, институты рыночной экономики отсутствовали, а состав участников банковского рынка ещё не устоялся. Гарантирование не помогало людям вернуть свои сбережения, потерянные на рубеже 1990-х гг. Автор выдвигает предположение о том, чем могли руководствоваться инициаторы законопроекта о гарантировании вкладов. Это сочетание нескольких различных мотивов. Во-первых, благие намерения авторов законопроекта, сформировавшиеся под влиянием опыта США и других стран («демонстрационный эффект»). Во-вторых, стремление разрушить монополию Сбербанка и усилить частные коммерческие банки, повысив интенсивность конкуренции на банковском рынке ради предположительно благотворных эффектов этой конкуренции. В-третьих, поиск новой сферы деятельности для отдельных групп чиновников. Делается вывод, что ключевую роль в продвижении данной тематики в 1990-е гг. сыграл субъективный фактор. Востребованность образования взрослых и факторы, связанные с участием в нём: Россия на фоне стран ОЭСР https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810083.html Статья посвящена исследованию образования взрослых людей, которое они получают в течение жизни. Эффективное накопление и трансляция знаний — базовый социальный процесс, обеспечивающий функционирование всех общественных институтов, включая экономику. В литературе было показано, что участие взрослых в образовании обладает вполне измеримыми последствиями для жизни, в том числе улучшением экономического положения, социального самочувствия, состояния здоровья и сохранением когнитивных способностей. Для экономики способность взрослых к обучению (learnability) означает дополнительный ресурс, обеспечивающий резистентность и способность к внутренней перестройке и адаптации в кризисные периоды, а также институциональное развитие и накопление социального капитала в периоды экономического роста. Основная идея статьи заключается в том, чтобы на основе анализа данных Программы международной оценки компетентности взрослых (Programme for the International Assessment of Adult Competencies — PIAAC)показать отличия и особенности образования для взрослых в России на фоне стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Проверяется гипотеза о связи формальных и неформальных образовательных практик измеренной компетентности взрослых в России, оценивается желание взрослых участвовать в образовании, анализируются факторы, связанные с этим участием. Показано, что в странах ОЭСР прослеживается устойчивая связь между участием в образовании в течение жизни и повышением компетентности (грамотности), тогда как в нашей стране этой связи не обнаружено. Было выявлено, что в России и ОЭСР с участием в образовании связаны разные факторы, что позволяет сформулировать гипотезы о качественных различиях участия взрослых в образовании в России и в странах ОЭСР. Механика социального исключения: этнографическая критика американского капитализма Рецензия на книгу: Венкатеш С. 2018. Главарь банды на день. Изгой-социолог выходит на улицы. Перев. с англ. М. Рейнольдс. М.: РИПОЛ Классик. 368 с https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810146.html Эта книга перевернула представления научного сообщества и обычных американцев о городской бедности, снискала автору признание в рядах левых, одновременно закрыв дверь в стан апологетов неолиберального капитализма, и обеспечила ему академическую позицию в Гарвардском университете. Но главный эффект состоял в том, что эта и другие книги С. Венкатеша, написанные в стиле новой этнографии, поднимают градус публичной, научной и политической дискуссии о расовой дискриминации и о том, какое лицо приобрёл американский капитализм к концу XX века. Показывая тесную взаимосвязь между социальным исключением, бедностью и криминалом, «Главарь банды на день…» вскрывает двусмысленность лозунгов о равенстве возможностей и о совершенстве американского капитализма. Почему социальная политика в американских городах проваливается? Как именно институциональное устройство капиталистической экономики и американской демократии способствует социальному исключению чернокожего населения? Почему массовое строительство гетто не решило ни одной из проблем, которые обозначали инициаторы американского проекта? Задавая эти и другие вопросы, автор приходит к неутешительным выводам. Совокупность структурных ограничений и культурного опыта приводит к тому, что жители гетто развивают социальные отношения, следуют тем моделям поведения, которые ещё больше маргинализируют их кварталы и обнуляют шансы на успех для сегодняшних и будущих поколений. По формальным признакам эту работу сложно отнести к научной монографии. Однако исследователям широкого гуманитарного профиля стоит обратить на неё внимание. Помимо богатого описания закрытого сообщества, книга даёт глубокое понимание того, что представляет собой этнографический и нарративный поворот в современной социологии. Рецензия начинается с характеристики жанрового своеобразия и отличий представленной книги от классических академических исследований. Далее речь пойдёт о том, как за счёт отказа от академического мейнстрима С. Венкатеш демонстрирует продуктивность новаторской этнографии в исследованиях маргинальности. Чтобы познакомить российскую аудиторию с тем вкладом, который социолог С. Венкатеш внёс в развитие современной западной этнографии, первая и пока единственная его книга, переведённая на русский язык, сопоставляется с более ранней его монографией, которая выполнена в строгом соответствии с академическим каноном и содержит глубокий анализ социально-экономической депривации гетто в контексте американской модели неолиберального капитализма. Текст данной статьи завершается дискуссией о том, как в «Главаре банды на день…» одновременно нашли своё отражение этнографический и нарративный повороты, произошедшие в социальных науках в последней четверти прошлого века. В ПСТГУ прошла конференция «Цифровизация общества и будущее христианства», V Международная конференция факультета социальных наук ПСТГУ, 24 января 2019 г., Москва, Россия https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810178.html В Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете состоялась конференция «Цифровизация общества и будущее христианства». Цифровые технологии сегодня стремительно врываются в жизнь общества, оказывая активное влияние на социальные процессы. Различные исследователи по-разному называют данную трансформацию социальной реальности — «четвёртая технологическая революция» (Клаус Шваб), «технологическая сингулярность» (Рэй Курцвейл), — однако речь идёт не просто о «сумме технологий», но прежде всего о том, как эти изменения меняют наше восприятие социума и каким образом воздействуют на экономику и политику. В развитии цифровизации есть как свои плюсы (например, увеличение производительности труда), так и риски (к примеру, сокращение рабочих мест не только низкоквалифицированных, но и высококвалифицированных сотрудников). В то же время возникает ещё один важнейший вопрос: а каким образом можно оценить процесс цифровизации с духовно-нравственной точки зрения? Насколько он влияет на личность и подавляет её свободу? В одном из недавних интервью Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отметил опасность гаджетов, которые «обеспечивают не просто доступ к личной информации, а её использование». Такая опасность использования личных данных — лишь один из аспектов цифровизации. Не меньше вопросов вызывают попытки использования биометрии, развитие робототехники, 3D-печать, дополненная реальность и ряд других технологий. В рамках конференции был также затронут аспект развития законодательных инициатив по отношению к процессу цифровизации. Речь идёт как о разработке законопроектов, касающихся ряда современных цифровых технологий, так и о создании благоприятной правовой среды для получения нашей страной конкурентного преимущества на международном цифровом рынке. Международная конференция «Цифровизация общества и будущее христианства» будет проходить ежегодно на базе Православного СвятоТихоновского гуманитарного университета. Соломенные мельницы российской социологической экспертизы. Ответ на реплику Н. С. Бабича https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810235.html Статья представляет собой отклик на развёрнутую реплику Николая Бабича о статье «Критика опросного подхода к анализу взаимного сходства во внешнем виде потребительских продуктов внутри одной товарной категории», опубликованной в журнале «Экономическая социология» (2018. 19 (2): 86–117). Обозначены базовые проблемы текущего состояния социологической экспертизы в России и предложены варианты методической работы, направленной на извлечение опыта из сформированного договорного порядка установления научной истины. Объектом критики в данной статье выступают методы и процедуры проведения сформировавшейся в России закрытой социологической экспертизы. Последней присущи отсутствие критической позиции по отношению к собственной деятельности, неопределённость границ применяемых методов, игнорирование международного опыта и непубличность методологии и методики. Для разрешения перечисленных проблем в российском поле социологической экспертизы Д. Рогозин предлагает социологическому сообществу активизироваться в трёх направлениях: проводить когнитивный анализ опросных инструментов, укоренившихся в судебной практике, воссоздавать экспериментальные планы с анализом реализуемых выборок и организовывать институциональный анализ социологической экспертизы. Деаборигенизация отечественной индустрии социологической экспертизы: полемика vs конкиста. Комментарий к статье Н. С. Бабича https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810277.html Статья представляет собой реплику на полемический отзыв Н. С. Бабича о статье «Критика опросного подхода к анализу взаимного сходства во внешнем виде потребительских продуктов внутри одной товарной категории», опубликованной в журнале «Экономическая социология» (2018. 19 (2): 86–117). Свой отзыв, размещённый также на страницах «Экономической социологии» (2019. 20 (1): 188–196), Н. С. Бабич озаглавил «Методическая рефлексия в пробковом шлеме», проведя, таким образом, аналогию между научной критикой и подходом белых колонистов к аборигенному населению и их социальным установлениям на заморских территориях и владениях великих европейских держав. В нашей реплике мы оспариваем обоснованность применения описаний типа «аборигенный» к текущему состоянию индустрии социологической экспертизы в России, ставим под сомнение правомерность навешивания ярлыка «колониалисты» на коллег, пытающихся подвергнуть критике сложившиеся в данном разделе отечественной социальной науки исследовательские и дискурсивные практики, указываем на необходимость более активного использования теоретического багажа современной и классической социологии и социологии языка в области изучения визуальных знаков, призываем, наконец, к интенсификации научной полемики, выстроенной на фундаменте организованного скептицизма. Наша критика разворачивается в двух плоскостях. С одной стороны, предпринимается попытка деконструкции колониалистского аргумента как разновидности запрещённых в научной полемике аргументов ad hominem. С другой стороны, сквозь призму этих аргументов повторно реконструируется логика нашего, основанного на апробированных и (или) конвенциональных положениях социологической науки и социологии языка подхода к изучению сходств и различий во внешнем виде потребительских продуктов (товаров рынка FMCG). Interview with Bruce G. Carruthers. Brexit, Bitcoin, Big Data: How Historical Analysis Helps Shed Light on What the Future Holds (interviewed by Mayya Shmidt) https://ecsoc.hse.ru/2019-20-2/257810306.html Bruce G. Carruthers, the John D. MacArthur Professor of Sociology at Northwestern University was interviewed by Mayya Shmidt, master’s student at Stockholm University, during his visit to the Swedish Collegium for Advanced Study based in Uppsala. During the first part of the conversation, Bruce Carruthers reflects upon the structural differences between European and North American academic settings and between sociological departments and business schools, considering graduate training and further ascending up the career ladder. He elaborates on his current research, a historical study of credit and credit decision-making in the United States in the nineteenth and twentieth centuries, but he also works on corporate social responsibility and taxation and the adoption of “business like” characteristics by US museums. Carruthers points out that working at a bunch of intersections between different branches of sociology allows him to be intellectually inclusive in his work. He shares his personal recipe for economic sociology. According to him, a good economic sociologist has to be curious about the economy and willing to do additional work and go beyond his or her sociological training to become knowledgeable in economic phenomena. Taking advantage of communication with colleagues from other fields of knowledge may also contribute to a good practice of conducting an economic sociological study. Speculating about the future of credit relations, Carruthers suggests that dystopian sci-fi TV shows pose some relevant issues to credit scoring. The combination of how widely the information can circulate and what the individual scores are based on provoke governmentality fears about ratings and rankings. As he puts it, the developing Chinese social credit system, which involves almost no privacy in relation to the State, may be nerve-racking if it gets full expression—quite the opposite future Carruthers predicts for the peer-to-peer platforms that promised to challenge the financial market. Once the promotional hype is over, as he points out, big financial institutions will likely take over the successful platforms, and tech platforms could do the business of intermediation may pop up. With respect to promising topics in sociology, Carruthers recommends directing our attention toward the incorporation of big data into research and the expansion of big data analysis skills, as the future of economic sociological research lies therein.